Четыре человека, прошедших реабилитацию, рассказали о своём опыте преодоления зависимости.


Каждый год в терапевтическом сообществе «Позитивная Инициатива» десятки людей проходят реабилитацию от наркотической и алкогольной зависимости. У кого-то получается полностью выздороветь с первого раза. Кому-то нужна ещё одна попытка. Но абсолютно все уходят отсюда с изменённым мышлением и другими ценностями. Мы поговорили с четырьмя бывшими потребителями, которые прошли полный курс реабилитации на базе терапевтического сообщества и теперь пытаются начать жизнь с чистого листа.




Дмитрий Шкробанец, 32 года
«Самое главное, чему я там научился – не останавливаться перед трудностями»


Прошлое

Я с 13 лет употребляю марихуану, сейчас мне 32. Плюс у меня были проблемы с алкоголем, но три года назад я закодировался. Уже в 15 лет я плотно сидел на трамадоле, в то время можно было зайти в аптеку, купить сразу 20 штук и на месте выпить. Два года день изо дня я сидел на трамадоле. Потом попробовал ширку и винт. Последние полтора года, перед тем как бросить окончательно, я курил соли. Мне всегда нравились быстрые наркотики.

Я много друзей похоронил за это время. Почти все они были потребителями, кто-то умирал от передозировки, кто-то кончал жизнь самоубийством. Это очень страшно. Но даже после того, как ты провожаешь друга на кладбище, – ты возвращаешься домой с поминок и ищешь дозу.

Причина

Мне всегда казалось, что наркотики – это круто, они повышали авторитет, я себя чувствовал более раскованно, девушкам нравился. Ещё в школе у меня были приводы в милицию. Но я умудрялся подставлять всё так, что вместо родителей приходил мой знакомый и прикидывался моим дядей.

Со временем мама обо всём узнала. Пыталась какие-то наказания придумывать, но ничего не помогало. Она просто не знала, как вести себя в таких ситуациях, уже потом она мне в этом призналась. Сейчас она ходит на группы взаимопомощи, ей это помогает.

Жена

Жена верит в меня и много раз давала мне второй шанс, которым я не пользовался.
Юля знала, за кого она выходит замуж. Уже через несколько недель после нашего знакомства она поняла, что я люблю выпить. Но она всегда была рядом.

За полгода до того, как мы решили завести ребёнка, я чистился, перестал употреблять. Беременность шла хорошо, когда Юля была на третьем месяце – я сорвался. Она пыталась выяснить причину, но я всё отрицал. Жена сильно разочаровалась, по её словам она тогда жила как «на пороховой бочке». Сын родился здоровым.

Мы с женой и малым живём с моими родителями. У нас нет возможности снять отдельно квартиру. Вся моя зарплата, до того, как я уехал на реабилитацию, уходила либо на наркотики, либо на долги. Вообще же я работал в довольно известном ресторане поваром. Работал и продолжал употреблять.

Реабилитация

В какой-то момент мне просто хотелось закрыться в тёмной комнате и укуриться там, чтобы больше не мешать никому жить. Это почувствовала мама, она начала искать выход. Мы обратились в центральный наркодиспансер, я там прокапался, и там же я продолжал потреблять. Было ещё несколько попыток. А потом мама вышла на организацию «Позитивная Инициатива». Мы пришли сюда с женой, нас встретили, поговорили, а через три недели я уехал на реабилитацию.

Первое время было тяжело, мне всё время казалось, что мои там без меня не проживут. Первые дни я думал, что пришёл, чтобы избавиться от зависимости. Но потом я понял, что мне необходимо приобрести что-то, чтобы не вернуться к ней. Я же много раз бросал, но всё время возвращался. Через месяц я осознал, что главная моя цель – научиться управлять своей жизнью, чтобы расти, добиваться, бороться с самим собой.

На второй курс я не хотел идти ни в какую. Только ближе к отпуску я начал анализировать, что я приобрел, и все-таки решил идти. За первый курс я поправился, пришёл в себя, наладились отношения в семье. И конечно мне хотелось закрепить всё это. В отпуске я увидел горящие глаза жены, мамы, дяди, который вообще никогда на верил, что у меня получится. И я тогда понял окончательно, что не ошибся. Первую неделю было сложно, я сильно скучал по своим. Потом был кризис, застой, мне казалось, что ничего не происходит, а я стою на месте.

Сегодня я на адаптации, у меня ещё осталась некая пустота, которую надо чем-то глушить. В былые времена я бы решил всё одним звонком. Но сегодня я терплю, потому что знаю, что моя трезвость – это моё же счастливое будущее.

На стационаре я чаще всего был дежурным по выдаче продуктов, готовил технологические карточки, придумывал новые блюда, готовил. Мне это очень нравилось.
Самое сложное было побороть тягу к сигаретам. Мне до сих пор иногда хочется курить, я ведь 20 лет курил. И бросить это очень сложно.

А ещё было сложно понять взаимосвязь между нашими обязанностями и выздоровлением. Только через какое-то время я понял, что тот же навоз, который ты выгребаешь – ты это делаешь не для коровы, а прежде всего для себя, чтобы дисциплинироваться, чтобы учиться брать ответственность, чтобы приводить мысли в порядок. Самое главное, чему я там научился – не останавливаться перед трудностями. А ещё не слушать тех, кто говорит, что ты не справишься, у тебя не получится.

Сегодня

Сегодня у меня на первом месте – сделать всё, чтобы сохранить трезвость. Дальше, нам с женой надо переехать в собственное жилье. И ещё я хочу сдать на права и купить собственную машину.

Мне очень хочется избавиться от неуверенности, чтобы двигаться к своим целям.

Реабилитация позволила мне изменить своё отношение к жизни, свой взгляд на мир. Я совсем по-другому начал воспринимать всё вокруг, людей, которые рядом. Реабилитация помогла мне найти себя, укрепить мои принципы, убеждения, правильные убеждения. Реабилитация помогла мне понять, что жизнь продолжается, и глупо в оставшиеся годы совершать те же самые ошибки.

Тот, кто хочет поехать в реабилитационный центр, должен быть готов к тому, что там не курорт, а каждодневный труд. Но если ты встаёшь каждое утро не с мыслями: «Опять эти коровы!», а с мыслями: «Как же здорово, что я здесь, а мои близкие меня ждут и верят в меня», – вот тогда всё проходит без сучка и задоринки.


Роман Руссу, 33 года«В какой-то момент понимаешь, что не ты собой владеешь, а наркотики»


Прошлое

У меня было несколько судимостей, но до тюрьмы дело никогда не доходило. Все мои судимости были за кражи. А крал я для того, чтобы на украденные деньги купить наркотики.

В детстве я очень любил спорт. Долгое время играл в футбол за спортивный интернат «Кодру», а потом у меня случилась травма, и врачи запретили мне выходить на поле. Для меня это было очень тяжело. Именно в то время я и начал потреблять.

Выпивать, а потом и курить траву, я начал, когда мне было 14 лет. Со временем я попробовал всё. Легче перечислить то, что я не пробовал. Последние два года я сидел на солях и спайсах. Это огромная деградация для человека. Когда ты в употреблении, ты не замечаешь всего этого, а потом диву даёшься, каким ты был.

Тяжёлые наркотики я начал плотно употреблять в 18, сейчас мне 33. И чуть больше полугода я в трезвости.

Я очень плохо учился, еле-еле закончил 9 классов. А дальше ничего. Когда получил загранпаспорт, поехал по Европе, думал, заработаю там на достойную жизнь. В итоге работал только первое время, а потом снова находил наркотики, воровал. Для меня вспоминать всё это – тяжело. Я к воровству тогда относился как к работе.

Мама

Всё это время рядом со мной была мама. Раньше она горстями пила таблетки от давления, а сегодня она полностью здорова, расцветает на глазах. И я очень этому рад. Мы не живём вместе, так как уже на реабилитации я понял, что последние годы у нас были созависимые отношения. Я прихожу к ней в гости раз в неделю, чтобы попить чаю, поговорить. Папа умер давно, он долго болел.

Причина

Когда мне было 10-11 лет, курить и воровать было модно. Я уже тогда знал, что это нехорошо, но очень хотелось достичь авторитета среди друзей. А ещё, наверное, комплексы побороть таким образом. Мы жили не очень хорошо, наступила перестройка, был кризис. И чтобы не просить у родителей, я крал. Деньги тратил на дискотеки, выпивку, травку. Первое, что я украл – велосипед. Дальше уже и не перечислю.

В какой-то момент понимаешь, что не ты собой владеешь, а наркотики. И вот это и есть то самое дно, когда ты перестаёшь собой управлять. И это страшно.

Я много раз проходил детокс. Когда было совсем плохо, приходил в поликлинику, мне ставили капельницу. Это помогало прийти в себя ровно на неделю.


Реабилитация

О реабилитации мне рассказала мама. Я не верил во всё это. Но всё-таки пришёл в «Позитивную Инициативу», стал ходить на группы, а когда услышал истории других ребят, понял, что я ещё легко отделался и что у меня ещё есть шанс. В итоге я решился поехать в терапевтическое сообщество.

Первое время было тяжело. Я хотел уйти, даже специально нарушал правила, чтобы меня выгнали. Но мои кураторы прочувствовали мой настрой и смирялись с ним.

Реабилитация – это свет, это место, где тебе помогут, где тебя направят по уже протоптанной дорожке, и ты идёшь по ней уверенно, потому что тебя всегда поддержат.

Некоторые вещи мне приходилось делать, скрипя зубами. Я никак не мог понять, как это может помочь в моей реабилитации? И от этого возникал внутренний конфликт. Самое яркое, что запомнилось на реабилитации – открытость всех, кто там находится, всех, кто там работает, кто также проходит реабилитацию.

Реабилитация привила мне дисциплину, которая сейчас в жизни очень мне помогает. Если просто придерживаться правил, это сразу всё расставляет на свои места. Когда я заканчивал второй курс, было очень страшно выходить оттуда. Я не понимал, что мне дальше делать с этой трезвостью, как её сохранить. И конечно сегодня я всё ещё нуждаюсь в помощи ребят.

Планы

В ближайшее время я планирую начать помогать другим ребятам. А ещё мне бы очень хотелось семью, у меня никогда её не было. Но прежде чем строить семью, надо разобраться с собой, со своей жизнью.

Очень хочется показать ребятам, которые находятся в проблеме, что кроме наркотиков есть другая жизнь, будущее, цели, которые помогают тебе достигать кайфа не наркотиками, а просто жизнью.

Когда сегодня я вижу ребят, которые находятся в потреблении – мне очень тяжело. Хочется сразу помочь, потому что знаешь, в какой яме находится человек. Тут ещё вот какой нюанс – человек, когда в употреблении, ему же бесполезно что-то говорить, он же ничего не поймёт. Единственное, что можно сделать – пытаться показать ему положительный пример, позвать его на группу, на консультацию.

Я не жалею о тех годах, которые я потратил на наркотики. Я не знаю, что было бы, если бы я не употреблял. Сегодня я в нужном месте, вокруг меня хорошие люди, и я очень этому рад.


Максим Решетник, 30 лет«Сегодня у меня каждый день – новый этап»


Я около восьми месяцев в трезвости, это если считать три недели подготовки к реабилитации и саму реабилитацию. На адаптацию я не пошёл, у меня как раз жена заболела, а ребёнка не с кем было оставить.

У меня стандартный набор из прошлого – плохая компания, сигареты, травка, алкоголь, хотелось быть как все, не выделяться. Когда я начал курить травку, мне было 15. Я тогда учился в школе, мы сначала выпивали, потом нам стало скучно, и мы решили покурить. Так всё и завертелось.

Причина

Родители, наверное, догадывались обо всём, у меня тогда были сильные перепады настроения, глаза красные постоянно. А я всё время оправдывался. Потреблять начал, потому что не хотел быть ботаником. Бывало специально в школу не приходил, только чтобы не подумали, что я заучка. Дома было скучно, а в компании сразу веселее становилось. Мы тогда знали, что можно было прийти в 6 вечера на точку, а там тебя ждали компания, наркотики, выпивка.

Счастливым от наркотиков я не становился, кайф был, приятно же, когда выпиваешь, куришь и вам с друзьями потом есть, о чём поговорить.

После того, как я окончил школу, женился. Жена видела всё это, но мне как-то удавалось её убедить в том, что если я захочу, – всегда смогу бросить. И она мне верила. Был период, когда она нормально относилась к этому, даже смирилась.

Всё изменилось, когда умер троюродный брат, от передозировки. Она очень сильно стала переживать, просила бросить, но я продолжал.

Потребление

Больше всего я курил спайсы. Я никогда не кололся, мне это не нравилось. А героин дорогой был. Ещё амфетамины были, мне нравилось то состояние, которое они давали. Я потреблял и продолжал работать. Мог и во время работы курнуть, и до работы, и после.

Домой я старался приходить трезвым. Если потреблял на работе, старался ещё пару часов погулять, чтобы протрезветь. Но это было сложно, поэтому через какое-то время я стал курить прямо дома, просто на балкон выходил и готово. Конечно я осознавал, что мне пора завязывать. Но никаких конкретных шагов не предпринимал, всё только на словах. Я мог держаться месяц-два, а потом как будто специально или кто-то позвонит, или я где-то найду пакет – и всё начиналось сначала.

Даже когда ребёнок появился, я не изменился. Пока жена была в роддоме, я три дня гулял. Я не задумывался, что что-то со мной может произойти, мне казалось, что у меня всё хорошо.

Решение

Про стационар я услышал в наркологии, мы туда поехали в очередной раз, чтобы прокапаться. Они посоветовали обратиться в «Позитивную Инициативу». Помню, залез в интернет, прочёл про программу реабилитации и подумал: «Да нет, ну какие полгода?». Опять я полгода продержался на честном слове. Потом моя мама рассказала мне о парне, который прошёл реабилитацию, и ему помогло. Этот парень был сыном маминой знакомой. В итоге я решился, пришёл в центр «Позитивная Инициатива». Мы поговорили с психологами, и я тогда решил, что надо ехать.

Реабилитация

В терапевтическое сообщество я ехал как в летний лагерь – сумку собирал, переживал, представлял, как там всё будет. В принципе, как я себе всё представлял, так оно и получилось – да, немного непривычно было сначала, но сам процесс мне был по душе.

Я особо ни с кем не ссорился, со всеми остались хорошие отношения. Первое время было так просто, что я даже начал беспокоиться. Но под конец первого курса я захотел уехать домой. Ребята убедили меня остаться.
На стационаре я занимался разведением перепёлок. Мне это очень нравилось.

В отпуске было очень непривычно, близкие и родственники были просто в шоке от моих перемен – я стал нормально разговаривать, бросил курить, был трезвым, стал более дисциплинированным. Я тогда подумал, что если сейчас так всё поменялось, что будет ещё через три месяца? Поэтому твёрдо решил вернуться на второй курс.
На втором курсе было интереснее, ответственностей стало больше, надо было новым ребятам показывать положительный пример. Самое тяжёлое было в конце – накопилась усталость, я скучал по семье. Когда приехал домой – ощущения были, как после лагеря. Вроде весело, здорово, но потом скучаешь по ребятам, по той обстановке.




Сейчас

Сейчас мои главные цели – стать более ответственным, не откладывать на потом то, что можно сделать сегодня, перестать материться и научиться говорить правду, какая бы она ни была. Я раньше часто старался приукрасить, приврать. Сегодня я контролирую такие моменты.

И ещё сегодня я не боюсь каких-то ошибок. Раньше я боялся, что меня будут ругать, осуждать. А сейчас я знаю, что я живу правильными принципами и никто ругать меня не будет.

Я хочу защитить сына от того, что со мной произошло. Поэтому я буду говорить с ним. В моё время нам просто рассказывали, что наркотики – это плохо. А что это такое? К чему они приводят? Об этом нам никто не говорил. Я однозначно буду разговаривать с сыном. Но пока не решил – буду ли рассказывать про свой опыт, или нет.

Я очень хочу, чтобы у него всё сложилось хорошо. Чтобы он спортом занимался. Чтобы учился хорошо. Как все родители. Но, как правило, всегда что-то идёт не так.

У меня есть пара друзей, оба принимают наркотики, у обоих из-за этого распались семьи. Мне очень хочется, чтобы они поехали на реабилитацию, потому что это на самом деле помогает. Это дисциплина, режим, ты всё успеваешь, у тебя на всё находится время.

Урок

Самое главное, чему меня научила реабилитация – брать на себя ответственность и делать, как говорят, слушать советы, прислушиваться к людям.

Я запланировал пойти в университет, у меня ведь нет высшего образования. Я пока не решил, на какой факультет, но мне хочется работать в социальной сфере. И продолжать жить трезво. Научиться радоваться каждому дню. 

Сегодня это главное для меня. Ну и конечно найти работу хочу новую. До реабилитации я 11 лет проработал на хлебном заводе. Сегодня я оттуда уволился и больше не хочу возвращаться.

Каждый день сегодня для меня – новый этап. Если раньше вечером надо было найти, что покурить, чтобы не было скучно, то сегодня вечером я забираю ребёнка из садика, мы играем, читаем, он рассказывает, как у него день прошёл, мы ужинаем всей семьей, пьём чай, смотрим телевизор. Это счастье.



Федор Фиалковский, 42 года«Сегодня сама трезвость даёт мне желание жить»


В трезвости я около девяти месяцев, ровно с того момента, как пришёл на реабилитацию. У меня сейчас адаптация, скоро она заканчивается.

Тюрьма

Я пришёл в офис «Позитивной Инициативы» через несколько дней после того, как освободился. Ещё находясь в тюрьме, я знал, что приеду на реабилитацию в терапевтическое сообщество. Я ещё в 2008-м хотел это сделать, но меня закрыли на пять лет, и вот тогда я окончательно понял, что надо что-то менять. В тюрьме достаточно времени, чтобы подумать и взвесить все за и против.

Всего в заключении я провёл около 15 лет. Мне было 18, когда я первый раз оказался за решёткой. Между сроками я пытался бросить самостоятельно, уезжал за границу, но ничего не помогало.

Тюрьма не исправляет, она не может исправить. Она, наверное, ещё больше ожесточает, человек становится озлобленным, диким, очень сильно деградирует. Человеку там кажется, что все вокруг виноваты, и эта точка зрения очень неправильная.

Потребление

Я употреблял периодами, даже в тюрьме находил лазейки для этого. Как правило, в ход шли опиум и конопля.
Первый раз я попробовал лет в 12-13. В компании, в которой я проводил время, ребята были старше, они уже все потребляли, но нам почему-то не разрешали. Но когда это происходит рядом с тобой, удержаться невозможно, хотелось почувствовать себя наравне с ними.

Я не сразу понял, что нахожусь в зависимости. Долгое время считал, что я чемпион, что могу бросить, стоит просто захотеть. В какой-то момент я понял, что все деньги уходят только на наркотики, всё время уходит на них. Когда я пытался бросить, начинались ломки, психические атаки, и это было просто невыносимо.

В семье не сразу узнали, сначала неладное заподозрили мои братья, а потом и мама. Она сначала не верила, отрицала всё. Уже когда братья нашли шприц и показали ей, тогда всё стало понятно. Я же всячески оправдывался, причём находил оправдание и на красные глаза, и на постоянный насморк, в общем, на всё.
Я кое-как окончил школу. Потом поступил в училище, на газоэлектросварщика. Всё это время я продолжал потреблять.

Толком никогда не работал. Моя работа заключалась в мошеннических схемах.

Причина

Окружение сыграло большую роль. Несмотря на то, что я из обычной, нормальной семьи, я был предоставлен сам себе, гулял с взрослыми ребятами, мне хотелось быть взрослее, казаться сильнее.



Реабилитация

Я бы не сказал, что всё это время, проведённое на реабилитации, мне было тяжело. Потому что, например, к той же дисциплине я привык в тюрьме, меня не захлестывали какие-то бытовые проблемы или эмоциональные. Я хотел до конца дойти и посмотреть, что будет на выходе.

И сегодня этот результат мне нравится, я кайфую от него. Да, где-то было не очень приятно, я же всю свою сознательную жизнь нарушал законы и правила, а тут их нужно было соблюдать. И это противоречило моей системе ценностей. Но сегодня это классно и это изменило моё мировоззрение, я стал видеть цели, задачи, брать ответственность, не бояться открываться.

Сама трезвость сняла некую пелену в видении жизни, и сегодня для меня просто трезво смотреть на жизнь – это здорово. Сегодня сама трезвость даёт мне желание жить.

Самое сложное на реабилитации – дежурства. В конце я уже легко с этим справлялся, а первое время терялся, не понимал, с чего начать и что делать, как всё успеть.

А ещё служение ребятам было сложным в начале. На стационаре я понял, что когда помогаешь друг другу – это классно. Для меня это раньше было из области фантастики, а оказывается, что это нормальные вещи – проявлять уважение, заботу.

Сегодня

Сегодня родных и близких у меня почти нет. Родители умерли, братья есть, но мы редко общаемся. Пока что я не планирую строить семью, это такая опция, которая придёт сама по себе.

Мне очень хочется прокачать мозги какими-то знаниями, приобрети опыт в какой-то отрасли. Пока я хочу работать в организации «Позитивная инициатива», понять себя, посмотреть на свои способности.

Я бы очень хотел, чтобы мои знакомые, которые остались в тюрьме и продолжают потреблять, – отказались от этого и прошли реабилитацию. Но просто говорить им об этом – бесполезно. Человеку нужно внутри понять, что что-то надо делать. У каждого наступает своё время, когда он понимает, что надо что-то менять.

Я не знаю, гордились ли бы мои родители мной сейчас, если бы они были живы. Но если бы я был на их месте, то гордился бы собой, однозначно.

Если вы или кто-то из ваших друзей или близких столкнулись с проблемой наркотической или алкогольной зависимости и хотели бы пройти реабилитацию в терапевтическом сообществе „Позитивная Инициатива”, звоните по телефону: +373 69 30 12 40 или приходите по адресу: Республика Молдова, г. Кишинев, ул. Индепенденций, 6/2, общественный центр „Pas cu Pas”.


Текст, фото: Елена Держанская

Источник
скачать dle 12.1
КОММЕНТИРОВАТЬ
Популярное видео
Популярная новость
Как нас найти
Календарь
«    Август 2018    »
ПнВтСрЧтПтСбВс
 12345
6789101112
13141516171819
20212223242526
2728293031